Трехсторонние переговоры 14 глава

Джейми нахмурился и поглядел вниз, на деревню. С нашего нашеста посреди скал не достаточно что можно было разглядеть, не считая внешнего частокола да струйки дыма, поднимавшейся над невидимым длинноватым вигвамом снутри ограды.

— Не могу сказать, Сасснек. Только мне не раз приходилось охотиться… и на меня охотились тоже не раз. Ты Трехсторонние переговоры 14 глава знаешь, как это бывает: когда недалеко происходит что-то непонятное, и птицы перестают петь, и в лесу вдруг наступает тишь?

Джейми кивнул в сторону деревни, и его глаза пристально наблюдали за изгибами дыма, будто бы ждал, что из него вот-вот вынырнет нечто…

— Там очень тихо, Сасснек. Там происходит Трехсторонние переговоры 14 глава что-то, чего я не вижу. Я не думаю, что это имеет отношение к нам, и все таки… я неспокоен, — резко произнес Джейми. — А я очень длительно живу на свете, чтоб не заострять внимания на такое чувство.

Ян, присоединившийся к нам скоро после чего потаенного свидания посреди скал, подтвердил мировоззрение Трехсторонние переговоры 14 глава Джейми.

— Да, это будто бы ты держишь конец сети, а вся она под водой, — произнес он, хмурясь. — Твои руки ощущают дрожь, и ты знаешь, что там есть рыба… но где конкретно, для тебя не видно. — Ветер растрепал его густые каштановые волосы; как обычно, его коса наполовину расплелась, пряди свисали Трехсторонние переговоры 14 глава как попало. Он с отсутствующим видом заправил за ухо мешающий ему клочек. — Что-то посреди людей не так; меж ними какое-то несогласие, я так думаю. И что-то вышло этой ночкой, в доме Совета. Эмили мне не ответила, когда я ее спросил об этом; она сходу Трехсторонние переговоры 14 глава отвела взор и заявила, что нас это не касается. Но я думаю — нас это каким-то образом касается.

— Эмили? — переспросил Джейми, приподняв одну бровь, и Ян хихикнул.

— Ну, это я ее так кличу, ради сокращенности, — объяснил он. — Уж очень имя у нее… Вакьо-тейехснонхса! Это означает — «Имеющая Ловкие Руки Трехсторонние переговоры 14 глава». Она и взаправду умопомрачительно отлично разрезает по кости. Смотрите-ка, что она сделала для меня! — Ян запустил пальцы в кожаный мешочек, висевший на его поясе, и с гордостью показал нам крохотную белоснежную выдру, вырезанную из мыльного камня. Зверь стоял, насторожившись, вскинув голову и очевидно готовый удрать в всякую секунду; при Трехсторонние переговоры 14 глава взоре на фигурку мне захотелось улыбнуться.

— Прекрасно! — Джейми хвалебно исследовал выдру, поглаживая изогнутое тельце. — Ты, похоже, очень нравишься этой девченке, Ян!

— А, хорошо, она мне тоже нравится, дядя! — подчеркнуто халатным тоном ответил племянник, но его худенькие щеки немного порозовели… ну, скажем, порозовели чуть-чуть посильнее, чем могли бы порозоветь от Трехсторонние переговоры 14 глава прохладного ветра. Ян кашлянул и поспешно сменил тему разговора. — Она мне произнесла, что она задумывается — Совет, может быть, чуть-чуть склонится в нашу сторону, если мы им дадим испытать наше виски, дядя Джейми. Если ты не против, я бы достал один из бочонков, и мы могли бы Трехсторонние переговоры 14 глава устроить сейчас вечерком ceilidh. Эмили обо всем условится.

Джейми вздернул брови, но через мгновение кивнул.

— Я доверяю твоему суждению, Ян, — произнес он. — В доме Совета?

Ян негативно покачал головой.

— Нет. Эмили гласит, будет лучше, если это устроить в вигваме ее тетушки… тетя Тевактеньёнх — Прекрасная Дама.

— Она… что? — изумленно переспросила я.

— Прекрасная Дама Трехсторонние переговоры 14 глава, — повторил Ян, вытирая нос рукавом. — Это такая дама, которая имеет огромное воздействие в деревне, и в ее силах принять окончательное решение, к примеру, что делать с пленниками; краснокожие именуют ее Прекрасной Дамой, вроде бы она ни смотрелась по сути. Ну, потому нам было бы прибыльно, если б Тевактеньёнх Трехсторонние переговоры 14 глава удостоверилась, что мы хотим предложить неплохую сделку.

— Ну, полагаю, пленнику, для которого от этого зависит его свобода, такая дама в любом случае покажется просто прелестной, — незначительно сухо произнес Джейми. — Хорошо, я сообразил. Отчаливай; ты сможешь достать бочонок сам?

Ян кивнул и оборотился, готовый уйти и приступить к Трехсторонние переговоры 14 глава делу.

— Погоди-ка минуту, Ян, — попросила я, извлекая опал. — Ты не мог бы спросить свою Эмили — может, она знает чего-нибудть об этой вещице?

— Отлично, тетя Клэр. Я упомяну о камне. Ролло! — Он резко свистнул через зубы, и Ролло, ранее посиживал под горой и подозрительно ко всему принюхивался, здесь Трехсторонние переговоры 14 глава же выскочил наверх и поторопился за своим владельцем. Джейми проводил их взором, немного хмурясь.

— Ты не знаешь, Сасснек, где Ян проводит ночи?

— Если ты имеешь в виду, в каком вигваме, — да. Если ты имеешь в виду, в чьей постели, — нет. Но могу догадываться.

— Ммм… — Джейми потянулся и отбросил вспять волосы Трехсторонние переговоры 14 глава. — Хорошо, пошли, Сасснек. Провожу тебя назад в деревню.

Предложенный Яном проект ceilidh начал реализовываться скоро после пришествия мглы; посреди приглашенных были более влиятельные члены Совета племени, по одному являвшиеся в длиннющий вигвам Прекрасной Дамы, выражая подабающее почтение к шаману; явился и Два Копья, усевшийся у центрального костра меж Джейми и Яном Трехсторонние переговоры 14 глава. Низкая хорошая женщина, которая, как я представила, должна была быть той Эмили, тихо посиживала сзади, на бочонке с виски.

Не считая Эмили, в дегустации виски очевидно не должны были учавствовать дамы племени, хотя они и присутствовали в вигваме. Но я все равно решила остаться, чтоб понаблюдать за всем, и Трехсторонние переговоры 14 глава устроилась поодаль, у 1-го из малеханьких костров, следя за приготовлениями и заодно помогая двум леди заплетать лук в гирлянды, попутно обмениваясь с ними обходительными замечаниями на консистенции британского, французского и языка племени тускара.

Та дама, около костра которой я посиживала, предложила мне подкрепиться, поставив передо мной тыквенный кувшин Трехсторонние переговоры 14 глава с напитком из патоки с хвойным запахом и сладкую маисовую кашу. Но желудок у меня как будто завязался узлом, так что я просто не способен была что-либо проглотить.

Очень почти все зависело от этой импровизированной вечеринки. Роджер был кое-где недалеко; я знала, что он тут, в деревне Трехсторонние переговоры 14 глава. И он был живой; что все-таки касается остального — я могла только надежды, что он пребывает в относительно хорошем здравии… ну, по последней мере, в довольно хорошем, чтоб отправиться в далекий путь домой. Я поглядела в другой конец длинноватого вигвама, туда, где горел наибольший костер. Мне был Трехсторонние переговоры 14 глава виден только затылок Тевактеньёнх, покрытый белоснежными волосами; странноватая дрожь пробежала по моему телу, когда я посмотрела на эту седоватую голову, и я поспешно задела спрятанного под рубахой амулета Наявенне.

Гости в конце концов собрались в полном составе, рассевшись неровным кругом у костра, и откупоренный бочонок виски был торжественно выставлен на видное место Трехсторонние переговоры 14 глава. К моему немалому удивлению, женщина тоже вошла в круг и села рядом с бочонком, держа в руке черпак.

Потом Два Копья произнес нечто вроде короткой речи — и пиршество началось; разливала напиток женщина. Но процедура разлива меня ошарашила… Женщина не наливала виски в тыквенные чашечки прямо из бочонка, а Трехсторонние переговоры 14 глава поначалу нацедила его в кувшин, а позже стала набирать из кувшина в рот, и в каждую чашечку выплевывала его три раза, после этого передавала чашечки мужикам. Я поглядела на Джейми. Он на мгновение растерялся, но здесь же обходительно принял чашечку и испил без мельчайших колебаний.

Мне оставалось только Трехсторонние переговоры 14 глава гадать, сколько виски достанется самой девице, выступающей в роли виночерпия, — ведь даже если она не сделает ни глотка, спиртное без усилий впитается в слизистую ее рта… Естественно, ее доза будет не таковой большой, как принятая мужиками, но я решила, что все таки этого количества хватило бы и на Трехсторонние переговоры 14 глава то, чтоб свалить с ног Два Копья, старенького бандита с страшно глуповатым нечистым лицом. Но до того как гулянка набрала обороты серьезно, мое внимание было отвлечено приходом мальчугана, отпрыска одной из числа тех дам, в компании которых я находилась. Он подошел к нам молчком, сел рядом с мамой и Трехсторонние переговоры 14 глава тяжело привалился к ней. Дама сурово взглянула на него, но здесь же бросила в корзину луковую вязанку и с тревожным восклицанием поднялась на ноги.

Огнь костра осветил мальчугана, и я сразу увидела, что он посиживает, противоестественно сгорбившись. Я поспешно встала на колени, отодвинув в сторону корзину с луком. И сразу наклонилась Трехсторонние переговоры 14 глава к мальчугану, другой рукою поворачивая его лицом к для себя. Его левое плечо было смещено; мальчишка обливался позже, прочно сжав губки от боли.

Я жестом постаралась успокоить мама парнишки, которая смотрела на меня хмуро, с колебанием. Мальчишка чуть слышно всхлипнул — с завыванием, как небольшой щенок, — и мама одномоментно прочно обняла Трехсторонние переговоры 14 глава его и отодвинула в сторону от меня. По неожиданному наитию я вынула из-за ворота амулет Наявенне и показала даме; она могла не знать, кому принадлежала эта вещь, он она могла знать, что же все-таки это такое. Она вправду знала; ее глаза расширились при виде малеханького Трехсторонние переговоры 14 глава кожаного мешочка.

Мальчишка больше не издавал ни звука, но я лицезрела, как по его гладкой груди обильно стекает пот, поблескивая в свете костра. Я развязала шнурок, запустила пальцы в мешочек Наявенне и извлекла наружу шершавый голубий камень. Pierre sans peur, так называла его древняя Наявенне. Камень бесстрашия. Я взяла здоровую руку Трехсторонние переговоры 14 глава мальчугана и вложила камень в его ладонь, прочно сжав его пальцы вокруг голубого чуда.

— Lе suis une sorciere. Сest une medecine, fa, — мягко произнесла я. Веруй мне, поразмыслила я при всем этом. Не страшись. И улыбнулась парнишке.

Мальчишка, вытаращив глаза, смотрел на меня. Две дамы обменялись Трехсторонние переговоры 14 глава взорами, а позже разом поглядели в сторону огромного костра, туда, где посиживала древняя индеанка.

Компания, занятая дегустацией виски, погрузилась к этому времени в беседу; кто-то говорил какую-то старенькую историю — я выяснила особенный ритм, подъемы и падения голоса… Я не раз слышала, как шотландские горцы ведали свои истории и легенды на Трехсторонние переговоры 14 глава гэльском, и это звучало точно так же, во всяком случае, очень похоже.

Мама мальчугана кивнула; ее сестра стремительно пошла к большенному костру. Я не обернулась, но ощутила, как разрастался энтузиазм к происходящему по мере того, как та дама проходила мимо других костров; головы поворачивались, взоры обращались в мою сторону Трехсторонние переговоры 14 глава. Но я смотрела на мальчугана и улыбалась, прочно держа его руку.

Позже сестра возвратилась и тормознула за моей спиной. Мама мальчугана, посмотрев на нее, без охоты отпустила отпрыска, передав его в мое безраздельное владение. Разрешение было получено.

Вправить вывихнутый сустав было сущим пустяком; мальчишка был совершенно небольшим, а Трехсторонние переговоры 14 глава травма не очень значимой. Кости парнишки казались мне просто невесомыми. Я опять улыбнулась ему, нащупав пострадавший сустав. Позже — резвый извив руки, поворот локтя… рывок ввысь — и все кончено.

Мальчишка смотрелся нескончаемо ошеломленным. Операция прошла просто идеально, так что и боль в его плече сразу начала затихать. Парнишка ощупал свое Трехсторонние переговоры 14 глава плечо, а позже робко улыбнулся мне. И в конце концов медлительно разжал ладонь и протянул мне мой камень бесстрашия.

Это маленькое происшествие заняло меня на некое время, да к тому же дамы от других костров подошли к нам, трогая мальчугана и рассматривая его, подзывая подруг, чтоб посмотреть на черный сапфир Трехсторонние переговоры 14 глава. К тому времени, когда я опять поглядела в сторону исследователей свойств нашего виски, процесс дегустации уже основательно продвинулся. Ян распевал что-то по-гэльски, отчаянно фальшивя, и ему временами начинал подпевать кто-либо из краснокожих, при этом они временами издавали высочайший горловой вскрик, звучавший как «Хай-хай!». Я уже Трехсторонние переговоры 14 глава слышала этот возглас, когда общалась с единоплеменниками Наявенне.

И как мои мысли возвратились к старенькой целительнице, я ощутила на собственной спине взор — и обернулась. Это Прекрасная Дама внимательно смотрела на меня — издалече, со собственного места в другом конце длинноватого вигвама.

Старуха уже покинула мужскую компанию и посиживала у малеханького Трехсторонние переговоры 14 глава костра совместно с другими дамами. Я поглядела ей прямо в глаза и кивнула. Она наклонилась в сторону одной из юных дам — и та сразу встала и направилась ко мне, осторожно обойдя 2-ух детей, игравших прямо на грязном полу.

— Моя бабушка спрашивает, не подойдешь ли ты к ней, — негромко произнесла Трехсторонние переговоры 14 глава по-английски дама, опустившись рядом со мной на корточки. Я опешила, хотя и не очень, услышав ее английскую речь. Онакара был прав, некие из могавков малость знали британский. Но они на нем не гласили без особенной необходимости, предпочитая собственный родной язык.

Я встала и вкупе с дамой пошла Трехсторонние переговоры 14 глава к Тевактеньёнх, гадая, на что я могла пригодиться Прекрасной Даме. Но, конечно, я ничего не имела против; я задумывалась о Роджере, о Брианне…

Древняя леди кивнула мне, приглашая сесть рядом с ней, и заговорила с женщиной, не сводя с меня глаз.

— Моя бабушка спрашивает, можно ли ей поглядеть на твой Трехсторонние переговоры 14 глава лечебный камень.

— Естественно.

Я отлично лицезрела, что глаза старухи не отрываются от мешочка, из которого я достала сапфир. К перу дятла, которое прикрепила к амулету сама Наявенне, я добавила еще два темные вороньи пера, жесткие, маховые.

— Ты — супруга Фаворита Медведя?

— Да. Тускара именуют меня Белоснежной Вороной, — произнесла Трехсторонние переговоры 14 глава я, и женщина вздрогнула, изумленная. Она стремительно перевела произнесенное мной бабушке. Глаза старенькой леди обширно открылись и она пристально всмотрелась в меня. Видимо, это имя не принадлежало к известным ей подходящим именам. Я улыбнулась старухе, не разжимая губ; краснокожие обычно демонстрировали зубы только тогда, когда хохотали во все гортань.

Древняя Трехсторонние переговоры 14 глава леди очень осторожно протянула мне вспять мой камень. Она длительно изучала меня, прищурившись, позже произнесла что-то внучке, как и раньше смотря на меня.

— Моя бабушка слышала, что твой мужик тоже носит с собой броский камень, — заговорила переводчица, когда старуха замолкла. — Она желала бы выяснить о нем Трехсторонние переговоры 14 глава побольше; как он смотрится, и как он у вас оказался.

— Если она пожелает, она может поглядеть на него, — предложила я. Глаза девицы испуганно расширились, когда я потянулась к кожаному мешочку, висевшему у меня на поясе, и достала из него камень, о котором шла речь. Я протянула опал старенькой даме; она Трехсторонние переговоры 14 глава наклонилась к нему очень близко, поглядела — но не сделала ни мельчайшей пробы взять его из моей ладошки.

Руки Прекрасной Дамы были темно-коричневыми и без одного волоска, зато их сплошь покрывали маленькие морщинки, как кору атласного дерева. Но когда я взглянула на их, я без усилий увидела, что по этой Трехсторонние переговоры 14 глава морщинистой коже побежали крохотные пупырышки… будь на этой коже волоски, они бы встали стоймя. «Она лицезрела этот опал, — поразмыслила я. — Либо, по последней мере, знает, что это такое».

Последующий вопрос старенькой дамы не востребовал перевода; она поглядела мне прямо в глаза, и я ясно услышала, о чем она спрашивает Трехсторонние переговоры 14 глава, хотя формулировка и прозвучала несколько удивительно:

— Как он пришел к для тебя? — вот что произнесла старуха, и женщина эхом повторила ее слова.

Я все еще держала ладонь раскрытой прямо впереди себя; опал комфортно угнездился в выемке, и его вес казался противоестественно огромным, так как из-за переливчатого цвета Трехсторонние переговоры 14 глава опал был очень похож на самый реальный мыльный пузырь, опустившийся на мою руку…

— Он пришел во сне, — произнесла я в конце концов, не зная, как еще разъяснить возникновение этой диковинки.

У старухи перехватило дыхание, и это было очень приметно. Ужас не пропал из ее взора, но сейчас к нему добавилось Трехсторонние переговоры 14 глава что-то еще… может быть, любопытство? Она что-то произнесла, и здесь же одна из дам, сидевших недалеко около малеханького костра, встала и подошла к лежаку в наиблежайшей конурке; вытащив из-под него корзину, она стремительно нашла в ней что-то. Позже подошла к нам и склонилась перед старенькой леди Трехсторонние переговоры 14 глава, подав ей некий предмет.

Прекрасная Дама тихо запела; ее глас звучал надтреснуто из-за возраста, но все еще был сильным. Она сложила ладошки и протянула их к огню, и в костер посыпался целый дождик карих крошек, чтоб здесь же взлететь ввысь клубами дыма, благоуханного табачного дыма Трехсторонние переговоры 14 глава…

В длинноватом вигваме никто не шумел, не считая парней, собравшихся в далеком конце у огромного костра; я ясно слышала резкие голоса, хохот… Я даже поймала несколько странноватых слов, произнесенных Джейми… он гласил по-французски.

Неуж-то Роджер находился так близко, что мог это услышать?

Я глубоко вздохнула. Дым подымался над Трехсторонние переговоры 14 глава костром узким белоснежным столбом, и сильный запах табака смешался в моем уме с запахом прохладного воздуха, и эта смесь почему-либо вызвала мемуары о футбольных матчах, на которые мы с Брианной прогуливались, когда она обучалась в старших классах… и об комфортном запахе шерстяных одеял и термосах с какао, и о Трехсторонние переговоры 14 глава дымке сигарет, поднимавшемся над массой… А позже я возвратилась в мемуарах в более ранешние времена: разбросанные здесь и там огни взлетного поля… юные люди в военных мундирах, затаптывающие недокуренные сигареты и отправляющиеся в бой… и оставляющие после себя только слабенький запах дыма в зимнем воздухе…

Прекрасная Дама что-то Трехсторонние переговоры 14 глава гласила, все так же не сводя с меня пристального взора, и внучка мягеньким голосом перевела ее слова:

— Расскажи мне этот сон.

В самом ли деле я гласила ей о том сне, либо же говорила о мемуарах, вызванных к жизни табачным дымом, поднявшимся над костром? Это не имело значения Трехсторонние переговоры 14 глава; в конце концов, все мои мемуары походили на сны.

Я поведала ей все, что могла. Я помнила это… буря в горах, и мое убежище под корнями упавшего красноватого кедра, и череп, похороненный вкупе с этим необыкновенным камнем… и сон; свет на склоне горы, и тот человек с лицом Трехсторонние переговоры 14 глава, выкрашенным темной краской… я не знала, что здесь было сном, а что — реальностью.

Древняя леди наклонилась вперед, и ее изумление зеркально отразилось на лице юный дамы.

— Ты лицезрела Несущего Огнь? — вырвалось у нее. — Ты лицезрела его лицо?! — Она отпрянула от меня, будто бы я могла в всякую секунду подорваться.

Прекрасная Дама Трехсторонние переговоры 14 глава что-то резко, императивно произнесла; ее удивление сменилось острым любопытством. Она ткнула в даму пальцем и нетерпеливо повторила вопрос.

— Моя бабушка гласит, можешь ли ты поведать, как он смотрелся, как был одет?

— Никак. Набедренная повязка как бы была. И он весь был раскрашен.

— Раскрашен? Как? — спросила женщина Трехсторонние переговоры 14 глава, повторяя резвый вопрос старенькой леди.

Я постаралась как можно поточнее обрисовать картинки на теле того индейца, те, что успела разглядеть. Это было совершенно несложно; стоило мне только закрыть глаза, как я ясно лицезрела его — как он подходит ко мне по склону…

— А лицо у него было черным, от самого лба и до Трехсторонние переговоры 14 глава подбородка, — окончила я, открывая глаза.

Пока я, зажмурившись, обрисовывала загадочного индейца, переводчица очевидно и разумеется расстроилась; ее губки дрожали, она переводила испуганный взор с меня на бабушку и назад. Но древняя леди слушала очень пристально, ее взор впивался в мое лицо, будто бы она пробовала поймать образ еще Трехсторонние переговоры 14 глава до того, как до ее слуха доберутся слова.

Когда я окончила, она длительно посиживала молчком, но ее черные глаза все так же смотрели на меня. В конце концов она кивнула, подняла морщинистую руку и сжала колье из пурпуровых раковин, висевшее на ее шейке. Майерс довольно сказал мне о Трехсторонние переговоры 14 глава жизни краснокожих, чтоб я сообразила смысл этого жеста. Колье из пурпуровых раковин было кое-чем вроде домашней хроники и эмблемой публичного положения; сказать что-либо, держась за него, было этим же самым, что клятва на Святой Библии.

— Много-много годов назад… — пальцы переводчицы четырежды согнулись и разогнулись, — в денек Трехсторонние переговоры 14 глава праздничка Зеленоватой Кукурузы, к нам пришел с севера некий человек. Он гласил удивительно, но мы его понимали; он гласил так, как молвят ка-ненга либо, может быть, онондага, но он не произнес, из какого он племени либо деревни, произнес только, что из рода Черепахи. Он был одичавшим человеком, но Трехсторонние переговоры 14 глава храбрым. Он был неплохим охотником и воякой. И прекрасным мужиком; всем дамам нравилось глядеть на него, но мы страшились подходить к нему очень близко.

Тевактеньёнх кратковременно замолкла; в ее очах появилось мечтательное выражение, заставившее меня стремительно подсчитать годы… да, пожалуй, тогда эта леди была уже полностью взрослой дамой, но Трехсторонние переговоры 14 глава еще довольно юный, чтоб до сего времени с замиранием сердца вспоминать красивого и пугающего чужака.

— Мужчины были не так аккуратны; мужчины вообщем не бывают аккуратны. — Она бросила резвый язвительный взор в сторону ceilidh, откуда доносился нараставший с каждой минуткой шум. — Потому они посиживали с ним у огня и Трехсторонние переговоры 14 глава курили, и пили с ним жаркую патоку, и слушали. А он мог гласить с пополудни до мглы, а позже и всю ночь напролет… И его лицо всегда было злым, так как он гласил о войне.

Древняя леди вздохнула, ее пальцы крепче сжали пурпуровые раковины колье.

— Всегда война. Не война Трехсторонние переговоры 14 глава против пожирателей лягушек из примыкающей деревни, и не война с теми, кто поедает лосиный помет. Нет, он говорил, что мы должны поднять наши томагавки против Oseronni. Уничтожить их всех, гласил он, от старенького до малого, от утвержденной Конвенцией границы до наибольшей воды. Пойти к кауга, выслать гонцов к сенека, и пусть Лига Трехсторонние переговоры 14 глава ирокезов выступит как единое племя. Нужно это сделать, пока не поздно, гласил он.

Хрупкие старенькые плечи чуток приподнялись — и опять опустились.

— Мужчины спрашивали — поздно зачем? И почему мы должны начинать войну, если нет никакой предпосылки? Нам самим ничего не надо, нам никто не грозит… ну, ты понимаешь, это Трехсторонние переговоры 14 глава было еще до тех пор, когда пришли французы. А он отвечал, что это наш последней шанс. И, может быть, по сути уже поздно. Они соблазнят нас своим железом, заманят к для себя, обещая ножики и ружья, и убьют нас, чтоб кинуть в кухонные котлы. Обернитесь, братья, говорил он. Вы Трехсторонние переговоры 14 глава идете собственной дорогой столько лет, что и сосчитать нереально. Вернитесь на собственный путь, молвят же вам… либо вас просто не станет. Ваши истории забудут. Уничтожте их на данный момент, либо они сожрут вас…

И мой брат — он тогда был шаманом, — и мой другой брат, вождь, — оба гласили, что это просто Трехсторонние переговоры 14 глава тупость. Убьют нас своими инструментами? Съедят нас? Белоснежные не едят сердца собственных противников, даже во время схваток, это все знают. Но юные мужчины прислушивались; они внемлют хоть какого, у кого звучный глас. А старшие смотрели на чужака, прищурившись, и молчали.

— Он знал, — негромко произнесла переводчица, и древняя Трехсторонние переговоры 14 глава леди выразительно кивнула, а позже заговорила резвее, так что ее внучка чуть успевала переводить.

— Он знал, что должно случиться… что англичане и французы начнут вести войну вместе, и будут просить нашей помощи, каждый против другого. Он произнес, что такое время придет; и произнес, что когда они начнут убивать друг дружку Трехсторонние переговоры 14 глава, мы должны подняться против их всех и изгнать их с нашей земли. И этот Тавинеонавира — Зубы Выдры, так его звали, — произнес мне: «Ты живешь нынешним деньком. Ты знаешь прошедшее, но ты не смотришь в будущее. Ваши мужчины молвят — в этом году нам уже ничего не надо, и поэтому посиживают Трехсторонние переговоры 14 глава, складя руки. Ваши дамы задумываются, что легче готовить пищу в металлическом котле, чем лепить и обжигать глиняные горшки. Вы не видите, что может случиться из-за вашей лени, из-за вашей алчности. „Но это неправда, — произнесла ему я. — Мы не ленивые. Мы выделываем шкуры, мы вялим мясо и Трехсторонние переговоры 14 глава сушим кукурузу, мы выжимаем масло из семян подсолнуха и сливаем его в кувшины; мы делаем припасы на последующий сезон — всегда делаем. Если б мы так не поступали, мы бы просто погибли. Но при чем здесь стальные котлы и глиняные горшки?“ Он засмеялся, услышав это, но его глаза оставались грустными Трехсторонние переговоры 14 глава. Он, видишь ли, не всегда бывал злым, когда гласил со мной. — Юная дама при этих словах бросила резвый взор на бабушку, но здесь же опустила глаза, опять уставившись в собственные коленки. — „Это женская осторожность, — произнес он и покачал головой. — Вы думаете о том, что необходимо иметь припас пищи, что нужна одежка Трехсторонние переговоры 14 глава Но все это фигня. Мужчины не должны размышлять о таких вещах“. — „Откуда ты таковой явился, что считаешь тупостью дамские заботы?“ — просила я. Он опять покачал головой и произнес: „Ты просто не умеешь заглянуть довольно далековато вперед“. Я спросила, как далековато заглядывает он сам, но он ничего мне не ответил Трехсторонние переговоры 14 глава.

Но я-то знала ответ… и по моей коже пробежал нервный холодок. Я черт знает как отлично знала, что конкретно предугадал тот человек и как далековато вперед он умел заглянуть… и какой небезопасной для него самого была его способность все это созидать.

— Но что бы я ни гласила, полезности Трехсторонние переговоры 14 глава в том не было, — продолжала древняя леди. — И мои братья гласили, и тоже бесполезно. Зубы Выдры все посильнее гневался и злился. И вот в один прекрасный момент он вышел из дома и начал плясать танец войны. Он был весь разрисован… его руки и ноги были покрыты Трехсторонние переговоры 14 глава красноватыми полосами, и он пел и орал на всю деревню. Все выбежали поглядеть на него, и выяснить, кто пойдет с ним, а он вонзил собственный томагавк в дерево войны и заорал, что он на данный момент отправится к индейцам шони и отберет у их лошадок и почти все другое, и многие Трехсторонние переговоры 14 глава юные мужчины пошли с ним.

Они ушли, когда луна только показалась в небе, а возвратились, когда она уже скрылась, и принесли скальпы. Но это были скальпы белоснежных людей, и мои братья разгневались. Из-за этого к нам могли придти бойцы из форта, так они произнесли… либо отряды мстителей Трехсторонние переговоры 14 глава, собранные из обитателей приграничных районов, где наши мужчины и добыли эти скальпы.

Но Зубы Выдры дерзко отвечал, что он как раз на это и уповает; тогда нам поневоле придется биться. И он открыто заявил, что опять отправится в таковой поход… и опять, и опять, пока вся земля не поднимется на Трехсторонние переговоры 14 глава битву, тогда и мы увидим, что он гласил правду, что мы должны либо уничтожить белоснежных чужаков, либо умереть сами.

Никто не мог помешать ему сделать то, что он обещал; и у нас было несколько юных людей, чья кровь была очень горяча; они бы пошли за ним, что бы им Трехсторонние переговоры 14 глава ни говорили другие. Мой брат шаман поставил собственный целебный шалаш и призвал на совет Величавую Черепаху. Он оставался в шалаше целый денек и целую ночь. Шалаш трясся и качался, из него слышались голоса, и люди были очень испуганы. А когда мой брат вышел из шалаша, он произнес, что Трехсторонние переговоры 14 глава Зубы Выдры должен покинуть нашу деревню. Пусть он делает то, что считает необходимым, но мы не может позволить ему навлечь разорение на нас. Из-за него начались раздоры меж людьми, так что он должен уйти.

Зубы Выдры разозлился просто необыкновенно, никто до этого не лицезрел его таким.

Он встал в Трехсторонние переговоры 14 глава центре деревни и орал до того времени, пока на его шейке не вздулись жилы, а глаза не налились кровью. — Здесь глас девушки-переводчицы свалился практически до шепота. — И он орал ужасные слова… А позже он замолчал, и всем стало жутко. Он произнес такое, что задело наши сердца, чуть не Трехсторонние переговоры 14 глава заставив их выскочить из тел. И даже те, кто пошел прямо за ним, очень страшились его.

Он не спал и не ел. И целый денек, и целую ночь, и весь последующий денек он продолжал гласить, и все прогуливался и прогуливался по деревне, останавливался перед дверцей каждого вигвама Трехсторонние переговоры 14 глава и гласил, пока люди не выходили наружу и не прогоняли его. А позже он ушел.

Но он возвратился. И опять ушел — и снова возвратился. Он мог уйти и спрятаться в лесу, а позже опять придти в деревню, прямо посреди ночи, и он был тощий и голодный, а глаза у него горели Трехсторонние переговоры 14 глава, как у лисицы, и он всегда гласил. Его глас звучал всю ночь в каждом доме деревни, и никто не мог уснуть.

И мы в конце концов начали осознавать, что в него вселился дух зла; может быть, это был Ататархо, с головы которого Гайавата сорвал змей; а может быть Трехсторонние переговоры 14 глава, змеи забрались в этого человека, ища убежища. В конце концов мой брат-вождь произнес, что это нужно закончить; Зубы Выдры должен уйти навечно, либо мы его убьем.

Тевактеньёнх быстро замолчала. Ее пальцы, до сих безпрерывно гладившие пурпуровые раковины колье, будто бы древняя леди черпала из их силу для рассказа Трехсторонние переговоры 14 глава, застыли в неподвижности.

— Он был чужаком, — негромко произнесла она. — Но он не осознавал, что был чужим для нас. Я думаю, он этого так и не сообразил.

В другом конце длинноватого вигвама компания дегустаторов расшумелась вовсю; все мужчины смеялись, от радости раскачиваясь на месте. Я различила в общем шуме глас Трехсторонние переговоры 14 глава Эмили — ее высочайший глас звучал посреди мужских голосов. Прекрасная Дама тоже поглядела в ту сторону и немного нахмурилась.

Мне казалось, что по моей спине вверх-вниз бегают мыши, царапая меня малеханькими наточенными коготками. Чужак. С лицом индейца, говорящий, как краснокожий; но говорящий очень странноватые вещи. Краснокожий… с серебряными пломбами Трехсторонние переговоры 14 глава в зубах. Нет, конечно, он не осознавал. Он задумывался, они одной крови, в конце-то концов. И зная то, что таит внутри себя будущее, он пришел и попробовал спасти их. Разве он мог поверить, что они вправду готовы расправиться с ним?

Но они были готовы. Они связали его Трехсторонние переговоры 14 глава, произнесла Прекрасная Дама с непроницаемым выражением лица.

Они привязали его к шесту и центре деревни и вымазали ему лицо чернилами, которые делают из сажи и дубовых орешков.

— Темный цвет — для погибели; пленников, которых собираются уничтожить, всегда так раскрашивают, — объяснила юная переводчица, чуток приподняв брови. — Ты знала это, когда встретила того человека на Трехсторонние переговоры 14 глава горе?

Я молчком покачала головой. Опал согрелся в моей ладошки и стал мокроватым от пота.

Они какое-то время пытали его; они протыкали его оголенное тело заостренными палками, жгли жаркими углями, так, что на коже вздувались и взрывались пузыри, а его кожа в конце концов перевоплотился в лохмотья Трехсторонние переговоры 14 глава. Но он стоял твердо, он не орал, и это понравилось племени. Похоже, у него было еще много сил, и его оставили привязанным к шесту на всю ночь. А днем оказалось, что он пропал.

Когда древняя леди произнесла эти слова, ее лицо застыло, как будто превратившись в маску. Никто не мог Трехсторонние переговоры 14 глава бы сказать, как она отнеслась к бегству чужака — была ли она рада этому, либо ее это разочаровало…

— Я произнесла братьям, что им не надо преследовать чужака, но мой брат произнес, что так негоже; что Зубы Выдры может опять возвратиться, если они не доведут дело до конца.

И поэтому из Трехсторонние переговоры 14 глава деревни в погоню за беглецом отправился отряд. Он ведь исходил кровью, отыскать его след было бы совершенно несложно.

— Они пошли за ним на юг. Они задумывались, что вот-вот изловят его, но он опять и опять ускользал. Он был очень сильным. Он бежал. Четыре для они гнались Трехсторонние переговоры 14 глава за ним, и в конце концов вправду изловили, в осиновой роще, засыпанной снегом; ветки деревьев были белоснежными, как кости скелета.


trebovaniya-pozharnoj-bezopasnosti-v-snt.html
trebovaniya-predevlyaemie-k-informacionnoj-sisteme.html
trebovaniya-predyavlyaemie-k-buhgalterskomu-balansu.html